?

Log in

No account? Create an account

Скоро исполнится год, как главный банкир страны помпезно опустил официальный курс доллара до 4, 85 грн./$, а реальную стоимость «бакса» в Украине оценил вообще в 3,5 грн./$. После этого ваш покорный слуга, более шести лет копивший на своё жильё в столице, решился взять валютный кредит.

Обойдя с десяток банков и собрав их договора, я ринулся за советом к начинающим юристам-одногруппникам и профессиональным работникам этой же сферы. Каждый из документов противоречил либо законам, либо здоровому смыслу. Дабы скрыть это от потенциального подписанта, договора были построены на системе перекрёстных ссылок: одна статья корреспондировалась с другой, третья — с седьмой, девятая — с четвертой и т.д.

Платежеспособность заемщика «дулась» самими же сотрудниками банков, с учётом так называемых «неподтвержденных» доходов. Первоначальные взносы при покупке в кредит были уменьшены до нуля. Пропаганда доступности и целесо-образности кредитования заполонила рекламные плоскости и эфиры масс-медиа. Все было сделано для того, чтобы как можно больше людей взяло ссуды и платило проценты. Ведь открытые в Украине «дочки» западных банков брали деньги у своих «мам» под 3-5% годовых, с граждан же снимали, как минимум, 12-16%. А потребительские кредиты под 50-80% годовых?! А до 5% платежей страховым компаниям, основанным самими банками? А оценщики и нотариусы, отдающие финучреждениям до половины полученных от заемщика денег? А банковские комиссии за обслуживание кредитов и ведение счетов? А разница на курсах валют? Учитывая всё это, за пару-тройку лет заемщики фактически возвращали финансовому учреждению всю ссуду, но юридически — должны были ещё половину кредита.

После этих открытий и от кредита, и от «двушки-хрущевки» я отказался. Но анализировать работу отечественной банковской системы мы с юристами продолжили. И когда грянул кризис, а НБУ допустил почти двойной прыжок валютного курса и подстегнул панику своим запретом на снятие депозитов, на нас обрушилась просто лавина душераздирающих историй.
 

Представители банков беспокоили людей звонками по ночам, коллекторы с рассветом звонили в дверь, цыганки и гипнотизёры подстерегали возле школы детей должников или угрожали «наговорами» их престарелым родителям. Под таким давлением оказались даже мои коллеги — известные на всю страну телеведущие и журналисты 5-го канала, Інтера, НТН… Они, как и миллионы рядовых граждан страны, в новых экономических условиях просто не могли погашать взятые ссуды, в частности, и из-за моратория на возврат банковских вкладов. Мы взялись помогать коллегам «по перу» и с единомышленниками из Харькова и Полтавы организовали Ассоциацию экспертов медиа и права. Однако, встречаясь с представителями банков, выслушивали уже их жалобы: если кредит не выплачивается более трёх месяцев, то банк обязан заморозить свои деньги на сумму всей невозвращённой ссуды. Мол, именно из-за этого требования НБУ и приходится так давить на должников, но результата это не приносит, так как денег у людей нет и т.д., и т.п.

В банковской системе возник парадокс,— выплачивая кредит, заемщик фактически выкупал заложенную квартиру в несколько раз дороже, чем мог теперь купить на рынке. Если же он отказывался платить и отдавал это жильё, банк продавал его через исполнительную службу. Но ей причитается пятая часть от вырученных денег, да и реализовать имущество она может практически по любой цене. Если полученных денег не хватало на погашение всей ссуды заемщика, продавалось остальное имущество физического лица, а оставшаяся часть навеки падала на его плечи и должна была выплачиваться всю жизнь из мизерной официальной зарплаты. Банки от такой перспективы, конечно же, были не в восторге, но на уступки должникам все равно не шли. Обращения заёмщиков либо оставляли без рассмотрения, либо отказывали, либо предлагали заведомо абсурдные льготы — ежемесячную сумму выплат уменьшали втрое, но урезанными двумя третьими увеличивали тело кредита, на которое тут же начисляли повышенные проценты.

Механизм, способный разорвать этот замкнутый круг, нашелся случайно. За помощью к нашей Ассоциации обратился один из харьковских предпринимателей Артём Мисюра. Свой бизнес он начинал в 2003 году с торговли мобильными телефонами. Взяв кредиты в нескольких банках, создал уже сеть магазинов, да ещё и открыл фаст-фуд в одном из местных офисных центров. Рядом с ним стояло заброшенное помещение, в котором бизнесмен решил открыть полноценный развлекательный центр для отдыха местных клерков. Но для этого здание нужно было восстановить и оборудовать всем необходимым. Кредитная история у предпринимателя была безупречная, и банки выдали ему кредитов
Деньги были перечислены строительным организациям и поставщикам. Однако из-за кризиса они отказались выполнять свои обязательства, а банки взялись требовать погашения долгов. За две недели просрочки насчитывали по $300 тыс. неустойки и пени, а когда довели общую сумму долга до $2 млн., Артём пришёл к нам. Но как ему помочь, мы не знали. Выход невольно подсказал один фермер из Полтавы. Против него кредитор «запустил» процедуру банкротства, которую действующее законодательство не предполагает по отношению к физическим лицам. Действие Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» распространяется только на юридических лиц и физических лиц-предпринимателей. Однако именно в этом мы и нашли соломинку спасения для миллионов украинцев, которые теперь могут спокойно уйти от банковского давления.

Для того чтобы воспользоваться этим законом, должнику банка необходимо оформиться частным предпринимателем. После оформления ЧП-должник находит другого ЧП (своего знакомого), заключает договор, формирует перед ним долг и собирает документы, подтверждающие задолженность: акты выполненных работ, накладные, чеки о наличной оплате.… Реальность проведения между ними сделки не могут установить ни банки, ни контролирующие органы, поскольку отследить действия кредиторов-ЧП, работающих на упрощенной системе налогообложения, из-за её особенностей практически невозможно.

В течение месяца после возникновения долга, согласно ч.5 статьи 7 этого же Закона, физическое лицо — предприниматель — обязано обратиться в хозяйственный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. В течение 5 дней с этого момента слуга Фемиды должен вынести определение и, как требует ч.4 статьи 12 Закона, ввести мораторий на удовлетворение требований кредиторов. То есть банк уже не будет иметь права начислять должнику неустойку (штраф, пеню) за невыплату кредита.

Этот запрет вводится на полгода и может быть пролонгирован на такой же срок, что позволяет должникам, стоимость имущества которых превышает сумму их долга перед банком, избежать начисления штрафных санкций, но при этом спокойно пользоваться своим имуществом.

После этого судья назначает распорядителя имущества должника, кандидатуру которого, согласно ч.2 статьи 13 Закона, предлагает кредитор — ЧП (всё тот же знакомый должника). Далее идёт процедура продажи имущества банкрота для погашения долгов, связанных с предпринимательской деятельностью и его личными обязательствами. Зачастую, к этому моменту все квартиры и машины уже переоформлены на родственников и друзей, кроме имущества, которое находится в залоге у банка. Именно его и продает «знакомый» арбитражный управляющий-ликвидатор по текущей рыночной стоимости, которую устанавливает уже его «знакомый» эксперт-оценщик.

Однако в нынешнее кризисное время найти покупателя на такую квартиру или машину достаточно сложно и зачастую первый конкурс по продаже проходит безрезультатно. А ко второму — стоимость имущества уценивается на 30%. «Проваливать» конкурсы могут и сами арбитражные управляющие, пользуясь прорехами в законодательстве. В итоге, после череды неудачных торгов стоимость заложенной в банке квартиры падает до 15-20% и её покупает родственник или друг должника, а затем отдаёт банкроту. Законодательство это не запрещает!

Все уплаченные за имущество деньги, как и требует статья 31 Закона, уходят на удовлетворение требований, обеспеченных залогом, то есть перед банком. Но согласно статье 49 этого же Закона, эти требования удовлетворяются лишь в третью очередь. Первыми же идут требования граждан, перед которыми гражданин-предприниматель несет ответственность за причинение им вреда жизни и здоровью, а также требования относительно взыскания алиментов. А во вторую очередь проводятся расчеты относительно выплаты выходного пособия и оплаты по трудовому договору, и относительно выплаты авторского вознаграждения, а также удовлетворяются требования, которые возникли из обязательств по уплате страховых взносов на общеобязательное государственное пенсионное страхование. Так что если банкрот сильно постарается, то деньги, вырученные от продажи заложенной квартиры, к банку могут и не дойти.

После распределения средств суд освобождает банкрота от выполнения обязательств перед кредиторами, таким образом, должник восстанавливает свою платежеспособность и может продолжать заниматься предпринимательской деятельностью. Так требует Закон «О восстановлении платежеспособности должника…», а Гражданский кодекс позволяет провести процедуру банкротства физического лица и без его регистрации частным предпринимателем. Согласно ч.1. ст. 53 ГКУ, в порядке, установленном законом, банкротом может быть признано «физическое лицо, несостоятельное удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности».

Такой вот механизм избавления от банковского гнёта мы разработали по «наводке» пострадавшего полтавчанина и ему же предложили пройти процедуру банкротства. Испугавшись громкого слова, фермер исчез и по сей день прячется от коллекторов. А всё тот же харьковский предприниматель, потерявший последнюю надежду, согласился. 22 декабря 2008 областной хозяйственный суд сделал ему предновогодний подарок — признал банкротом. Из 8-ми кредиторов лишь один банк подал апелляцию в Высший хозяйственный суд Украины, но 24 марта получил от ворот поворот.


Пенсионерку из Харькова, впервые в Украине, признали банкротом, как физическое лицо. Решение хозяйственного суда города Харькова, ей списали долги в сумме 300 тысяч гривен и официально освободили от кредита. Пенсионерка воспользовалась соответствующей статьей закона, которую мало кто знает, а до кризиса она была не востребована. Процедуру банкротства можно запустить относительно каждого из нас, но не каждый может ее выиграть.

Пенсионерка Татьяна Осипова является первым в Украине физическим лицом-банкротом. Эта история началась прошлым летом. Преподаватель колледжа Татьяна Осипова, выходя на пенсию, взяла в кредит офисное помещение, для сдачи его в аренду. Таким образом, она хотела вложить свои сбережения и получать небольшую добавку к пенсии. Однако, неожиданные экономические изменения в стране, разрушили все ее планы: сдавать помещение стало все менее прибыльно, а платить кредит со своей пенсии пенсионерка не могла. А продажа офиса не решала ее проблем, так как цена его зимой сильно упала, и стала втрое меньше той суммы, которую Осиповой нужно было отдать банку.

Заметим, если человек хочет довести дело до банкротства, он должен быть частным предпринимателем. Не запрещается оформиться предпринимателем и во время самого признания банкротства. Сотрудники банковской ассоциации объясняют, что во время процедуры человек теряет все имущество, и то, что было под залогом включительно. Поэтому этот вариант подходит тем, кто не имеет зарегистрированной собственности на свое имя. Либо перепишет её)

 


Третейські суди, які у більшості випадків розглядають справи з проблемними позичальниками, складаються з… працівників банку-кредитора.

Для десятків тисяч людей, які ще торік без проблем платили за кредитами на машину, квартиру або інші речі, банківські позики сьогодні перетворилися в непосильну ношу.

Фінансовий зашморг на шиї позичальників затягла не тільки економічна криза й підвищення курсу валют, але й у багатьох випадках самі банкіри, що різко підвищили ставки по вже виданих кредитах.

Але, погодьтесь, навіть якщо людина, часто за об'єктивними причинами, більш не може платити, а банк не має наміру якимось чином провести реструктуризацію боргу, це зовсім не означає, що позичальника на свій власний розсуд можна буквально роздягнути й обдерти як липку.

На жаль, багато кредитних договорів, на думку експертів, складені таким чином, щоб захищати в основному інтереси банку. Клієнти фактично не мають шансів не тільки відстояти свою позицію, але навіть заявити про неї.

Приміром, у кредитних договорах частенько вказується, що у випадку виникнення непорозумінь справа буде розглядатися не в судах загальної юрисдикції, а в так званому третейському суді. За словами юристів, деякі позичальники, підписуючи договір, звертають увагу на цей дуже важливий пункт.

Але ж третейський суд – це недержавний орган, що можуть створити деякі зацікавлені комерційні організації, у тому числі банки. І найважливіше – не всяке рішення третейського суду підлягає оскарженню (а тільки в деяких передбачених законом випадках).

Правда, у законі записано, що третейський суддя не може брати участь у розгляді справи, якщо він знаходиться в особливих зв'язках із однієї зі сторін процесу. Але найчастіше, як ми розуміємо, це далеко не так.

На думку київського адвоката Сергія Довженко, прикладом цього може бути справа його клієнтки Оксани Селютиної, що живе в Донецьку. Жінка взяла в Альфа-Банку кредит на лікування матері. За словами Оксани, платила справно, але на роботі потрапила під скорочення, а отут їй ще й підняли ставку по кредиту.

- Я дзвонила в банк - дізнатися, яка в мене прострочення, що мені треба виплатити. І мені ніхто нічого не сказав про суд і що на мене вже справу завели, - розповіла Оксана Селютина в інтерв'ю місцевому телеканалу.

Незабаром жінка одержала повістку в суд, що чомусь повинен був відбутия в... Чернігові. За 800 кілометрів від її домівки!

За словами адвоката Сергія Довженко, місце засідання, ймовірно, була обрано не випадково, адже його клієнтка просто не встигла потрапити на слухання справи. Чому жінці потрібно було їхати в Чернігів, не ясно й донині.

Журналісти телеканалу з'ясували: адресу Альфа-Банку, що розглядає суперечки, з його клієнтами третейського суду при Всеукраїнській громадській організації "Всеукраїнський фінансовий союз" - Київ, вул. Десятинна, 4/6. Тобто той же, що й... головного офісу самого банку!

На жаль, зв'язатися із головою суду журналістам не вдалося. Втім, у банку вони довідалися про дивний збіг - голову суду звали Юрій Грачов. Так само, як і... начальника одного з юридичних управлінь банку.

- Якщо ми розуміємо, що головою цього суду є співробітник банку-кредитора, - говорить адвокат Сергій Довженко, - а деякі судді - також співробітники банку, то виникає питання довіри до такого суду...

У своїй недавній публікації газета"Вісті в Україні" відзначає: "За останній рік третейський суд прийняв на користь Альфа-Банку більше двох тисяч рішень по кредитних непорозуміннях з позичальниками. Причому, як правило, люди не хотіли обманювати банк. У переважній більшості випадків вони просили лише не підвищувати ставку по кредитах або відстрочити виплати до поліпшення ситуації з роботою".

За словами юристів, позичальники, що одержали повістку із третейського суду, можуть спробувати оскаржити в Шевченківському районному суді Києва (по місцю "прописки" даного банку) "третейський пункт" у кредитному договорі. Адже в момент підписання договору, говорить Сергій Довженко, ви не знали, що вашого суддю будуть призначати співробітники юридичного департаменту банку.

Прийняття цього позову до розгляду не дозволить третейському суду винести рішення про стягнення заборгованості й штрафів, а також про арешт майна. Якщо третейський суд уже прийняв рішення, то оскаржити його можна тільки в тримісячний строк.

- Позичальники також зможуть відстоювати свої права в загальних судах по місцю укладання договору в тому випадку, якщо прокуратура за результатами перевірки ініціює скасування реєстрації цього третейського суду в державному суді, - говорить адвокат Сергій Довженко.

Втім, клієнти Альфа-Банку, схоже, налаштовані відстоювати свої права самостійно. Як заявляють у громадській організації "Захист", ухвалені рішення про проведення акції протесту біля центрального офісу банку. Фінансові проблеми, вважають у "Захисті", не гуманно вирішувати за рахунок простих клієнтів.

За інформацією Національного банку України, опублікованою газетою "Бізнес", за підсумками першого кварталу 2009 року Альфа-Банк посів друге місце за обсягами проблемних кредитів підприємствам серед найбільших українських фінзакладів, однак у самому банку з оцінкою НБУ не згодні.

http://bankrot.fkg.com.ua